Мы — Астерос: мне бы в небо

Мы — Астерос: мне бы в небо

Крыло, клеванты, стропы, запаска… Эти слова знает каждый, кто хоть раз проходил инструктаж на аэродроме, чтобы совершить свой прыжок с парашютом. Казалось бы, секунды свободного падения, но они дают настолько необычные ощущения, что ради них человек готов вновь и вновь бороться со страхом высоты и подниматься на сотни метров ввысь. Сегодня героиня нашего корпоративного проекта «Мы – Астерос» Вера Константинова, руководитель проектов, практика ITM «Атринити», рассказывает о том, как проходят выходные любителей экстрима, что происходит, когда парашют не раскрылся, и почему этот вид спорта способен объединить коллег.

 Вера, расскажи, пожалуйста, с чего началось твое увлечение экстремальными видами спорта?

— В детстве я была совсем не спортивной ребенком. Поэтому моя личная история про экстрим началась только в 19 лет, когда, скрыв от мамы, я втихую записалась на акробатику. Уже на третьем занятии я сделала сальто, чем очень удивила тренера. И дальше понеслось: паркур, ролики, сноуборд... Я стала пробовать все занятия, которые могли бы дать нужный уровень адреналина, начала участвовать в забегах, марш-бросках и испытаниях на выносливость. Для меня открылась совершенно новая сторона жизни. Это было как глоток свежего воздуха после кислородного голодания.

— Как ты оказалась на аэродроме?

— На дропзону я попала благодаря однокласснице, которая увлекалась парашютным спортом. В тот момент как раз думала о том, что бы такое сумасшедшее попробовать :-) Первый мой прыжок был с инструктором, высота — 4 000 метров. Это были непередаваемые ощущения. Взлетает самолет, кто-то открывает дверь, а в голове единственная мысль: «Что вы делаете? Закройте ее!»

Подошла моя очередь, подхожу к выходу — а там внизу Google maps. Очень странное чувство.

— Страшнее прыгать одной или с инструктором?

— Сейчас у меня более 20 прыжков, поэтому есть с чем сравнить. Одной прыгать страшнее, но в этом-то и прелесть: ты остаёшься один на один с небом. Интересно, что новичкам страшно выпрыгивать из самолёта. Профессионалы же понимают: убивает не воздух, а земля, — поэтому у них сердце начинает биться чаще непосредственно при приземлении.

На сегодняшний день я прошла полный курс тренировок и получила лицензию, так что могу прыгать в группе и на любой дропзоне.

— Каким стал для тебя самый запоминающийся прыжок?

— Был прыжок, когда парашют открылся с отказом, то есть не полностью. Я штопором полетела вниз. Потом немного выровнялась, и поняла, что нестабильно, но лечу. В этот момент нужно было принять решение: отцеплять основной парашют и раскрывать запасной или пробовать приземляться на том, что есть. С одной стороны, хоть не стабильно, но я всё-таки лечу, а вдруг запасной — не раскроется. С другой стороны, инструктор говорил «не уверена — отцепляйся». А пока я думаю, земля все ближе и ближе. Решила — отцепляюсь.

В такой момент техника спортсмена следующая: ты сначала берешься за «подушку отцепки» основного парашюта, потом переводишь взгляд на кольцо запасного, выдёргиваешь подушку (отцепляешься от основного парашюта), и затем выдергиваешь кольцо (открываешь запасной). При этом очень важно именно перевести взгляд от одного кольца на другое. Иначе после отцепки основного парашюта можно впасть в панику и не найти глазами кольцо запасного. Исход может быть печальным.

В общем, я выдернула подушку. Падаю и думаю: «А вдруг парашют не отстегнулся?» В этом случае при открытии запасного два парашюта запутаются. Поднимаю голову и вижу мой парашют, улетающий вдаль — сработало! И тут понимаю, что отвела взгляд от кольца, и теперь мне его не найти. Подождала обещанную панику, не дождалась, нашла на ощупь кольцо и выдернула. Те доли секунд тянулись бесконечно.

— Наверное, посадка не была мягкой...

— Да, приземлиться было реально сложно. Запасной парашют маленький и плохо управляемый. Но когда я уже шла по аэродрому, все меня приветствовали, говорили ободряющие слова, а по динамикам объявили: «Поздравляем Константинову Веру с прохождением курса парашютного фрифлая, с первым самостоятельным прыжком и отцепкой». Весь аэроград аплодировал.

После такого приземления, у парашютистов есть свои традиции: ты покупаешь для всего аэродрома так называемый отцепочный сок, квас, пиво или любой другой напиток, что я и сделала. А при разборе возникшей у меня ситуации, на вопрос, правильно ли я сделала, что отцепилась, у парашютистов всегда только один ответ: «Жива, значит — права!»


— О чем тогда думала?

— Ну, говорил же мне инструктор: «переводи взгляд...». Всегда кажется, что такое может произойти с кем угодно, только не с тобой. Поэтому я очень благодарна своему инструктору, который помог мне отработать технику до автоматизма. Это спасло мне жизнь.

После того случая стало даже легче — почувствовала еще большую уверенность, что могу сохранять холодный ум даже в экстремальной ситуации. Сейчас я уже прыгаю в группе с другими спортсменами, занимаюсь фрифлаем.

— Как изменило твою жизнь такое экстремальное увлечение?

— Занятия парашютизмом позволили мне увидеть ежедневную жизнь под новым углом. Рабочие проблемы уже не кажутся такими сложными, исчезают многие страхи. Будучи руководителем проекта, я часто сталкиваюсь с ситуациями, когда сложно принять решение или нужно действовать крайне оперативно. Теперь собраться в такие моменты гораздо проще.

Вообще, во многом становишься другим человеком. После ситуации с отказом парашюта я позвонила всем друзьям, встретилась с дорогими мне людьми. Ведь волей-неволей понимаешь, что в тот момент был велик шанс больше уже никого не увидеть, а ссоры и раздоры кажутся нелепыми.


— Как реагируют друзья и коллеги, когда узнают о твоем увлечении?

— По-разному: одни крутят пальцем у виска, другие поддерживают, кто-то восхищается. Раньше я часто приглашала присоединиться, но сейчас не настаиваю. Точнее даже сказать так: я не делаю из друзей экстремалов, но многие единомышленники по спорту стали моими друзьями.

— При этом совершенно недавно к твоим занятиям присоединились коллеги. Чувствовала ответственность?

— О, да. Хотя парашют — достаточно безопасное увлечение, я чувствовала огромную ответственность. Так что, во-первых, выбрала лучшую дропзону. Во-вторых, всю дорогу до аэродрома постоянно о чем-то болтала и всячески заговаривала зубы, чтобы отвлечь их от мысли, что сегодня им придется выйти из летящего самолета.

Уже в аэрограде я, незаметно для ребят, проверяла их экипировку, следила каких инструкторов им выделили... Все должно было пройти идеально, и я была за это в ответе.

Какие советы ты им давала?

— На самом деле это они засыпали меня вопросами, поэтому и советов было очень много. Рассказывала, как надо одеться, что их ожидает, что будет говорить инструктор и прочее, прочее, прочее... Но самый главный совет был один: вы должны получить удовольствие! Там наверху можно не сразу понять, что собственно происходит, или испугаться, или думать только о приземлении... А надо просто наслаждаться. Каждой секундой, каждым моментом.

Вы когда-нибудь летали на самолёте с открытой дверью? Знаете, каково это сделать шаг из самолета на высоте 4 000 метров? А чувствовать свободное падение в течение почти минуты? Как выглядят изнутри, и каковы на ощупь облака? Как открывается парашют, и вот ты уже летишь. По-настоящему летишь, как птица, только крыло у тебя единственное.

С высоты 4 000 метров мир — совсем другой. На мой взгляд, именно в этот момент ты видишь его настоящим. А когда приземляешься, то и понимаешь мир чуть лучше остальных. Ведь теперь ты видишь его чуть дальше.

В общем, мой главный совет: забыть обо всем, расслабиться и получать удовольствие :).

— Было интересно наблюдать, как ребята готовятся морально и физически, со стороны?

— Перворазники — забавные ребята, с ними почти всегда все развивается по одинаковому сценарию. Сначала все начинается с философского вопроса: «Почему люди не летают как птицы?» Потом ты издалека так их подталкиваешь: «Ну почему же? Некоторые летают!» Потом все взахлеб обсуждают свои несбыточные детские мечты о полетах. Ты улыбаешься и помалкиваешь, чтобы они сами пришли к гениальной мысли. Потом кто-то вспоминает про прыжки с парашютом, и разговор входит в правильное русло. Ты уже начинаешь тихонечко поддакивать, чтобы не спугнуть. И когда они доходят до кондиции, а «почему бы, собственно, и нет», тут мой выход.

Есть, конечно, люди, которые сразу отказываются — у каждого свои причины, их лучше не ворошить. Остальные, как правило, быстро подхватывают идею: кому-то нужна пара успокоительных слов, кого-то просто берешь «на слабо». И все — погнали.

Все люди разные, у всех разные вкусы и увлечения. Кто-то сходит с ума по полетам, кому-то достаточно испытать эти чувства один раз, чтобы на всю жизнь хватило. Но, мне кажется, этот один прыжок должен быть у каждого, господа.


— Как сложилась ваша поездка?

— Инициатором авантюры была наш юрист — Маша Исупова. Всего нас было пятеро, ровно столько человек поместилось в одну машину. Причем компания сформировалась случайно. А одна коллега (Аня Сушок) поехала с нами просто за компанию, и прыгать вообще не собиралась. Ха-ха, наивная :) В общем, пейзажи с высоты птичьего полета увидели все!

— Какими были впечатления у участников?

— Конечно, после прыжка у всех были немного ошеломленные, но абсолютно счастливые лица. Блеск в глазах, широкие улыбки — это дорогого стоит.

— А есть сейчас какие-то цели, которых ты планируешь достичь в парашютном спорте?

— Пока нет. Я пробую все понемногу. Мне нравится чувство неопределенности, отсутствие четкого плана. Планирования хватает на работе :).

Есть много других направлений, в которых я пробую себя, жаль, нет навыков — футбол, волейбол и т.д. Я точно хочу попробовать вингсьют — это разновидность прыжков с парашютом. Ты надеваешь специальный костюм с перепонками, который позволяет дольше парить, и значительно улучшает аэродинамику, а значит и скорость полета выше. Но для этого нужно отпрыгать 200 прыжков.

Вообще во всех увлечениях для меня важно повышение адреналина, иначе становится скучно.

— С чего бы ты посоветовала начать освоение воздуха?

— Парашют — все-таки немного рутинный и достаточно простой вид спорта. Поэтому я всем советую попробовать аэротрубу — это невероятные ощущения. Я хожу на эти занятия уже полтора года, и за это время научилась делать сальто и другие акробатические трюки. Каждый раз испытываю какой-то детский восторг, когда хожу по стенам! :)

Пробуйте новое — это затягивает!


Возврат к списку


Спасибо за интерес к группе «Астерос»! Чтобы мы могли предоставить вам информацию по теме «Мы — Астерос: мне бы в небо», заполните, пожалуйста, поля «E-mail» или «Телефон».

«Астерос»: нам не все равно


Загрузка плеера

На весь экран ››